Закрыть

Вы здесь

26 мая 20171949

Почему меньшинства спасут Казахстан

На мартовской PechaKucha Almaty я выступил с рассказом о том, почему меньшинства спасут Казахстан, и причем здесь Джохар Утебеков, феминизм, курильщики и ЛГБТ. По просьбе редакции Kok.team я переработал свою презентацию в статью и вот, что у меня получилось. В конце страницы есть видеозапись моего выступления, на случай если вы больше любите смотреть и слушать, чем читать.

Почему меньшинства спасут Казахстан, и причем здесь Джохар Утебеков, феминизм, курильщики и ЛГБТ

Для начала расскажу, почему эта презентация родилась в моей голове. Мне кажется, одна из причин тех проблем, с которыми мы сталкиваемся в повседневности, состоит в том, что мы просто не понимаем и не знаем, что по сути все мы так или иначе являемся какими-то меньшинствами. Я попробую рассказать, почему нормально быть меньшинством и что с этим делать.

Конституция Казахстана говорит о том, что Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его или ее жизнь, права и свободы, а также общественное согласие и благо всего народа. Собственно, от этих постулатов первой статьи Конституции я и буду отталкиваться в своих размышлениях.

Когда мы говорим о каких-то вещах, которые происходят в обществе, мы в первую очередь говорим о гражданском обществе. Основой гражданского общества являются экономическая самостоятельность и гражданские свободы. Т.е. это ваша возможность быть самостоятельной единицей, иметь собственные интересы и эти интересы отстаивать и защищать.

А какие функции есть у гражданского общества? Какие есть критерии его важности? 
Первый очень важный момент – это защита частной сферы жизни людей, т.е. ваша частная жизнь имеет право на то, чтобы быть защищенной и уважаемой. Кроме того, гражданское общество помогает сдерживать политическую власть от абсолюта и стабилизировать общественные отношений.

Если мы посмотрим внимательно на последнюю подборку статистики, мы увидим, что так или иначе всех нас можно отнести к каким-то видам меньшинств. Например, если даже вы казах или казашка и относитесь к титульному этносу, т.е. в этническом разрезе являетесь большинством, то вы можете относится к какому-либо другому меньшинству, например, религиозному будучи буддистом, или к меньшинству по образу жизни, в виду своей вегетарианской диеты.

И первое меньшинство, о котором я хочу поговорить – это курильщики. В Фейсбуке есть такая прекрасная группа «Права курящих в Казахстане». По данным, которые они предоставили, 22,4% населения Казахстан, т.е. почти 4 миллиона граждан – это курильщики. Что нам может дать защита прав курильщиков? Например, свободу собственных убеждений и свободу выбора человеком его образа жизни. Что нужно, для того, чтобы это право защищалось: нужно просвещать население и образовывать его в вопросах данной категории.

Джохар Утебеков – человек, которого знают очень многие. Он является юристом, правозащитником. У него в Фейсбуке 20 тысяч подписчиков, которых он регулярно информирует и образовывает в контексте юридической грамотности. Что дает нам поддержка Джохара: юридическую осведомленность, знания о своих правах, анализ законодательства.

Это гифка, которую сделал Мурат Дильманов, прекрасный талантливый художник, о нашем известном Уятмене Талгате Шолтаеве и Асель Баяндаровой. И почему она здесь? Потому что до этого я говорил, каждый из нас является индивидуальностью и имеет право на то, чтобы этой индивидуальностью оставаться, независимо от того, какие у нас личные мировоззрения на тот или иной счет.

И если мы говорим про Асель Баяндарову, то нужно вспомнить и про Алию Кадырову. Они - иконы феминизма и равенства в Казахстане – их читает в целом только в Фейсбуке порядка 40 тысяч человек. Эти девушки – позволяют нам понимать основы феминизма и идеи равенства, чувство солидарности с теми, кто считает себя профеминистами или определяет себя как женщину.

Есть несколько инициатив, которые помогают  женщинам солидаризироваться, и выяснять, что у них есть права, что они не друг человека, а сами являются людьми. Эти инициативы также помогают получать какие-то гранты, развивать юридическую поддержку тех или иных видов деятельности – это Feminita, это KazFem, которые в этом году на 8 марта провели Марш равенства. Что нужно, для того, чтобы это право защищалось: нужно просвещать население и образовывать его в вопросах данной категории.

И Немолчи.кз, которые ко всему прочему борются с виктимблэймингом, т.е. с перекладыванием вины за изнасилование на жертву изнасилования. Они защищают права тех, кто подвергся сексуальному насилию.

Очень популярная тема, когда мы говорим про меньшинства, - это сексуальные и гендерные меньшинства, которых в Казахстане, по самым скромным подсчетам, 1-2,5 млн. человек. Эти расчеты сделаны на основании статистики, собранной в тех странах, где такая статистика ведется, где люди свободнее, чем у нас заявляют о своей идентификации. Что даст нам принятие таких инициатив: это понимание равенства и солидаризация внутри общества.

Есть инициативы, направленные на молодежь. Например, МИСК, которая также делает проект Живая библиотека, где смешиваются разные группы и разные социальные слои. Живая библиотека позволяет нам общаться и учиться слышать друг друга. Поскольку у нас очень разные представления о том, что мы из себя представляем и на что имеем право.

Есть локальные инициативы. Например, «Это-Двор» - алматинская инициатива Алеси Нугаевой, которая начала с того, что сказала: «Слушайте, да мы сами можем свои дворы улучшать, ставить детские площадки».

Одна из прекрасных инициатив – это ПечаКуча. Она отвечает самому главному критерию гражданских инициатив – она бесплатная. Вы сами сюда пришли, никто вам денег не платил, как никто не платит и организаторам самой ПечиКучи. Это просто желание людей говорить о чем-то.

Почему быть самим собой – это проблема. Дело в том, что у нас часто считается, что нужно запретить все неправильное, чтобы все было правильно. Однако проблема в том, что никто не знает конкретно, о чем мы говорим, когда мы что-то запрещаем. Если мы запрещаем неказахскую музыку, мы лишаем людей возможности прикоснуться к чему-то другому. Если же мы оставим честную конкуренцию, то мы позволим хорошему контенту выживать самостоятельно.

Какие есть риски, когда кто-то борется за свои права:

  • Угасание энтузиазма
  • Законодательные препоны
  • Правительство, когда вам могут мешать государственные органы
  • Необразованность населения
  • Недостаток финансов, потому что мы живем в мире, где нужно платить за все.

Какова польза от существования разных гражданских институций:

  • Разнообразие, т.е. мы все сможем отстаивать свое право быть самостоятельными
  • Уважение
  • Гражданская сознательность – я хочу быть таким-то, я буду делать то и то, и у меня есть поддерживающие меня институции
  • Альтернативные мнения внутри общества и в политике
  • Альянсы
  • Бизнесы

Каким образом можно улучшить результаты взаимодействий: В первую очередь нужно объединяться в альянсы, т.е. работать друг с другом. Например, феминистская инициатива может работать с матерями одиночками, а инвалиды могут объединяться со спортивными организациями, и т.д.

Почему вынуждены об этом говорить. Даже если оценить нас всех визуально, мы все разные: разного роста, разного телосложения. Т.е. мы такие разные, но при этом пытаемся зачесывать всех под одну гребенку – это очень глупо.

Почему многие смотрят на Европу и европейцев, удивленно разинув рот, потому что Европа – это место, где разность не мешает равности. Иными словами, вы имеете право отличаться от других, но быть представителями одной категории, представителями нации. В этом плане я страшный нацпатриот, я считаю, что мы все должны быть нацпатриотами, но не по этническому признаку, а по признаку национальности, т.е. нашего гражданства. Если мы все будем думать, что мы все казахстанцы и нам нужно друг друга слышать и друг с другом взаимодействовать, то мы сможем очень сильно улучшить экономическую, социальную и политическую ситуацию в стране.

Вопросы из зала

Что вы думаете по поводу радикальных меньшинств?

Я считаю, что радикальные взгляды имеют право на существование. Вы имеете право быть фашистом до тех пор, пока вы не пропагандируете насилие против определенных групп, т.е. вы можете считать меня человеком второго сорта, но если вы не говорите: «Давайте забьем его камнями или сожжем его», то это ваше право. Я за то, чтобы отстаивать это ваше право на собственную самоидентификацию. Проблемы начинаются там, где такие мнения и такая философия начинают нарушать закон и чужие права и свободы. Например, никто не может запретить мне хотеть отдавить кому-нибудь ногу, но я не имею право реализовать такое свое желание, потому что это насилие в отношении другого человека.

Что вы думаете насчет того, что многие движения, о которых вы говорили, будь то феминистки или ЛГБТ, очень радикально настроены в отстаивании своих прав, и заставляют остальных менять нормы языка или делать еще что-то похожее?

Обычно люди, которые двигают общество вперед и отстаивают наши с вами права, они часто очень неприятные и резкие. Например, если мы с вами сейчас премся друг в друга руками, а потом я резко ослаблю силу давления, то вы, повинуясь инерции, упадете на меня. Любое действие всегда рождает противодействие. Любые группы вроде веганов, вейперов, феминисток или геев подвергаются общественному и/или государственному давлению и являются дискриминируемыми, т.е. их не уважают, не считают за людей, в их отношении проявляется агрессия. В этих условия люди вынуждены защищать себя и проецировать некую систему противодействия на те действия, с которыми они сталкиваются. Есть необходимость отстаивать своем мнение, и иногда это может касаться тех, кто на самом деле не хотел никого обижать. Вы скажете, что совсем не против веганов, но собираетесь съесть бургер, а в ответ услышите, что вы трупоед. Это нормальная реакция дискриминируемых групп. Они доносят свою точку зрения через некоторую радикальность. Просто дискриминируемые группы людей постоянно имеют с этим дело и не знают других вариантов. В более цивилизованном диалоге это бы выглядело так: ок, это твой выбор, но если хочешь, посмотри хорошее кино о том, почему убивать коров – это плохо, лучше давай убивать огурцы. Другой момент, все изменения в обществе происходят очень медленно. Если пытаться идти путем образования, например, говорить: вы знаете, женщины, они как бы тоже люди, и они не глупее, и их способность рожать – это скорее плюс, а не минус, давайте поговорим об этом. То никто не будет вас слушать, скорее всего, поэтому возникает необходимость говорить о своих проблемах более агрессивно и привлекать внимание к табуированным темам. Почему возникают такие представления: феминистки – это такие женщины, которые не бреют подмышки, красят волосы в разные цвета и ходят с голой грудью. Да, это тоже феминистки, на самом деле, и они тоже нужны, потому что они своим поведением ставят перед обществом такие вопросы: почему мужчина может ходить топлес, а женщина не может? почему мужчина не считается сексуальным объектом, а женщина всегда считается таковым? почему если мужчина пьет со мной вино, то это не значит, что он провоцирует сексуальное насилие в его отношении, а если женщина пьет вино в компании мужчины, то это значит, что она готова раздвинуть ноги? Такой диалог может происходить и в мягкой форме, но иногда требует радикальных форм.

Ты говоришь о том, можно ли женщине ходить топлес, но, например, в той же самой Европе, о которой ты ранее говорил, есть запрет на ношение хиджаба. Такой запрет относится к угнетению меньшинств?

Я считаю, что нельзя запрещать то, что никому не мешает. Например, я считаю, что нельзя запрещать азан, звучащий в мечети в 5 утра, но в тоже время неправильно включать азан в громкоговоритель, потому что это мешает спать тем, кто не является мусульманином. Тут очень тонкая грань, если что-то мешает другим, то это стоит ограничивать. Что касается хиджаба, то я считаю, что это угнетаемая группа, поскольку идет столкновения разных культурных кодов. Люди привыкли к одним правилам, а в Европе приняты другие. В некоторых мусульманских странах хиджабы имели эмансипаторный эффект, т.е. до появления такой одежды женщина вообще не могла из дома выйти, а теперь она надевает хиджаб, становится как бы невидимой и может спокойно сходить в магазин. Повторюсь, ограничения заканчиваются там, где это никому не мешает. Кроме всего прочего, я не религиозный человек, я агностик, и я очень не поддерживаю идею религиозных символов на детях. Т.е. хиджаб в школе я считаю недопустимым. Почему: ребенок не обладает полной дееспособностью; склонение ребенка к определенной религии – это не его потребность, а потребность его родителей. С одной стороны, можно понять религиозных родителей, которые желают воспитывать детей в канонах определенной веры, с другой, я считаю, что у человека должна быть возможность по достижении совершеннолетия выбрать религию самостоятельно. По этой же причине, я не имею ничего против хиджабов в университетах.

Вам вопрос, как знатоку групп и сообществ в социальных сетях: есть ли такие темы, которые никогда или в обозримом будущем не будут обсуждаться в соцсетях?

Я думаю, что в ближайщее время не будет институтов с альтернативными политическими взглядами, т.н. оппозиции. Я думаю, не будет самоорганизованных движений за экологию, нереактивных, ну т.е. есть у нас гражданские активисты, которые отстаивают эту гору, вон ту сопку, этот клочок газона, но никто не работает над законодательными моментами, никто не работает над защитой животных от насилия. Экология и права животных, я думаю, в ближайшее время в повестку дня включены не будут. Я думаю, что у нас не будет повестки по правам ребенка, т.е. я в принципе не знаю никаких серьезных прецедентов. Есть движения, которые защищают сирот, но при этом никто не думает о превентивном механизме – почему появляются сироты: потому что нет сексуального образования, которое позволило бы снизить количество нежелательных беременностей. Нет никакого института, который говорил бы об альтернативных религиозных взглядах: о научном атеизме, о свободе совести, как таковой.

Ну и в конце обещанное видео моего выступления для тех, кто больше любит смотреть и слушать, чем читать.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.