Закрыть

Вы здесь

16 января 20201236

Шеф-вымогатель

Меня зовут Дидар, мне 28 лет и я из Астаны. Я всегда хотел стать профессионалом в своем деле, и вот мне удалось устроиться в престижную компанию, о которой я мечтал. Все было прекрасно, пока спустя четыре месяца ко мне не подошел шеф и не сказал, что ходят слухи о моей “нетрадиционной” ориентации. И хотя я принял себя как гея, я не был готов говорить об этом окружающим, и уж тем более я не был готов, что со мной об этом будет говорить руководство. 

Это заявление меня потрясло, и я спросил, кто пустил такие слухи. Он назвал имена нескольких сотрудников. Я решил, что нужно вовремя все остановить, пока не стало поздно - в такой сфере, в которой я работаю, гомосексуальная ориентация может вызвать не только неуважение или презрение, но даже поставить под риск жизнь. Лучше было бы, чтобы никто об этом не знал, поэтому я попросил коллег не распускать обо мне слухи. Однако тут же после нашего разговора они доложили руководителю организации о том, что я подходил и просил не говорить о моей ориентации. 

На следующий день начальник вызвал всех нас к себе для разговора. Тема обсуждение: «Является ли Дидар геем?». Встреча длилась 10 минут в кругу восьми человек, которые обсуждали, как я одеваюсь, как я себя веду, как я могу заниматься сексом с парнями, почему у меня голос нежный и т.д. Звучал смех, издевательства, оскорбления такими словами как “пидор”, “заднеприводный” и др. Я терпел, опустив голову вниз и закрыв глаза, - мне было очень плохо. Я надеялся, что они пообсуждают, успокоятся и забудут. В тот момент для меня была важнее моя карьера, ради которой я старался много лет, работая над собой. В тот же день я рассказал о своих проблемах коллеге, с которой общался. По ее совету, я пошел к психологу, потому что я был раздавлен и не знал кому выговориться.

Положение на работе было очень плохим. Отношение всего коллектива ко мне изменилось. Некоторые перестали здороваться, подавать руки, другие стали избегать, а кто-то даже подходил , чтобы осудить меня. Иногда подходили религиозные коллеги, они говорили, что я буду гореть в аду, и лучше бы меня не было в жизни, и что я позорю великий казахский народ. Спрашивали, как я хожу по этой земле и как еще моя семья от меня давно не отказалась. Я замкнулся в себе.

Зная, что слухи в маленькой Астане распространяются быстро, я начал бояться за свою жизнь, за жизнь мамы, за жизнь своего парня. Начал искать другие варианты: найти другую работу или переехать в другой город.

Со временем угрозы и манипуляции со стороны руководства стали расти - зная о моей ориентации, они начали давить, чтобы я подписал какие-то документы задним числом вместо них, которые никак меня не касались. Также я работал сверхурочно, делал их личные дела и проекты, выполнял поручения. Думал, все пройдет, они изменят свое отношение ко мне, а это все только временно. Но это было ошибкой.

Моя ориентация стала объектом манипуляции. Я не обращался в полицию, потому что такого рода шантажи у нас не расследуются и надежды на положительный результат были очень малы, тем более, что эти люди имели связи. Пригрозили, что, если я обращусь куда-то, у меня могут быть серьезные проблемы, и что мне никто не поверит.

Поняв, что так не может продолжаться, я принял решение сделать хоть какой-то перерыв - в сентябре улетел из Астаны в Торонто и отключил телефоны. Я хотел покоя, хотел от всего отключиться. Временами думал о том, чтобы покончить с собой. От страха и угнетения я даже начал сомневаться в себе, закрались мысли, что может они во всем правы, и я ненормален. 

Пока я был в отпуске, мне стали приходить сообщения от руководителя, что я должен взяться за его личные поручения, за выполнение которых мне ничего не заплатят. Я делал вид, что у меня нет связи и не реагировал. Когда я вернулся, я узнал, что шефа подняли по должности, и он был назначен на очень высокую позицию на государственной службе. 

Самое страшное началось тогда, когда человек, уйдя на высшую позицию, провел махинацию с документами, чтобы иметь от моей заработной платы проценты. Мне якобы увеличили оклад, но я получал прежнюю сумму, а разницу они забирали себе. Ни копейки я не получил и из той премии, которую мне выписали по документам. 

Понимая, что я держусь за работу, они начали меня запугивать, говоря, что я должен буду на них работать, даже если они будут на других должностях и в других организациях. Я понял, что надо уходить оттуда и разорвать связь с этими людьми. Я написал заявление об увольнении.

С того момента в целях безопасности, я все начал записывать на диктофон все разговоры и угрозы в мой адрес. Узнав, что я записываю на диктофон, они отобрали смартфон и силой заставили открыть к нему доступ, после чего удалили многие записи. К счастью, некоторые синхронизировались с iCloud. Кроме этого сохранились записи угроз, записанные летом.

В тот же день, когда руководство узнало о моих записях на меня напали в моем же районе. Нападавших было четверо, все были одеты в черные куртки. Я никогда их раньше не видел. Всем им было около 25-30 лет; они выпрыгнули из резко подъехавшего серого “Седана”. Я спасся только благодаря строителям, которые оказались рядом на стройке.

Вернувшись после нападения домой, я сразу собрался и поехал к врачу. На следующий день приехал на работу с парнем и оформил увольнение. Потом я надолго заперся дома и никуда не выходил. Удалил инстаграм, фейсбук и поменял номер. 

Сейчас я временно уехал в другую страну, чтобы прийти в себя и поправить психику и здоровье. Недавно мне пришло анонимное сообщение: “Если ты считаешь, что можешь свалить просто так, то ты ошибаешься. Мы найдем на тебя рычаги давления. Как тебе похоронка на твою маму?”.

Мне страшно возвращаться домой.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.