Закрыть

Вы здесь

Беседа №2. Когда в Шымкенте пройдет гей-парад?

01 сентября 2020 1907

Проект "Пони Валиханова" осуществлялся на грант PlanetRomeo Foundation в 2018-2019 гг. PlanetRomeo Foundation поддерживает молодые организации и инициативные группы в странах и регионах, в которых наиболее серьезно нарушаются права ЛГБТ-людей.

На вопрос “Когда в Шымкенте пройдет гей-прайд?” можно дать очень простой ответ: “Хоть завтра!”. Почему? Дело в том, что гей-прайд - это не какое-то специальное из ряда вон выходящее мероприятие. Исторически гей-прайд - это форма митинга, политическая акция граждан, которые хотят публично выразить свои мысли. И по Конституции РК у нас нет никаких препятствий для проведения гей-прайда. Для этого достаточно оформить заявку и подать ее в акимат Шымкента. Власти будут обязаны рассмотреть заявку и дать положительный либо отрицательный ответ.

Кстати, не во всех странах такой порядок проведения мероприятий в общественных местах. В более продвинутых в плане демократии государствах, порядок в основном уведомительный. Т.е. вы просто извещаете чиновников о готовящейся акции, а дальше они думают, как все организовать и обеспечить безопасность.

Однако, если бы все было так просто, то об этом можно было бы даже не разговаривать. На самом деле есть три момента, которые все усложняют. 

Во-первых, акимат может не дать разрешения. Мы с вами видим, как это происходит в Алматы, где экологические активисты подают десятки заявлений на разные дни, и получают отказы под какими-то совершенно надуманными предлогами. Это первая проблема, с которой мы сталкиваемся: несогласие властей. 

Во-вторых, даже если акимат даст разрешение на митинг, мы столкнемся с инфраструктурной проблемой. Смогут ли городские службы, включая правоохранителей, которые никогда в жизни в глаза не видели никаких настоящих митингов, обеспечить порядок и безопасность на нашей акции. Здесь мы можем привести пример Украины, где для обеспечения безопасности ЛГБТ-прайда была закрыта целая станция метро. Эта станция была конечной точкой маршрута всего прайда. На станцию невозможно было приехать, но с нее можно было уехать, чтобы потом просто раствориться в толпе, что и сделали участники и участницы акции.

Ну и, наконец, третья проблема, с которой мы сталкиваемся - это реакция населения. Насколько жители города Шымкент - раз уж мы его взяли как пример - готовы к параду равенства, к тому, что их сограждане хотят выразить свою гражданскую позицию, к тому, чтобы услышать это политическое заявление. И тут можно привести пример Грузии, которая несмотря на многие положительные преобразования остается нетолерантной по отношению к ЛГБТ страной. Тбилисский гей-прайд был атакован группами мужчин под предводительством священников Грузинской православной церкви, которые бесновались и вели себя крайне агрессивно.

Какой вариант развития событий ожидает нас, как отреагируют наши сограждане и согражданки - мы не можем даже предположить, потому что у нас нет на этот счет никаких социологических исследований, потому что они либо не проводятся, либо нам недоступны. В общем, мы себя не знаем. Возможно, 90% горожан и горожанок в Шымкенте поддерживают проведение гей-прайда. Мы не знаем, до какой степени гомофобия присуща нашему обществу. Возможно, это лишь видимость, которая создается бесконечной пропагандой ненависти, которую транслируют российское государственное телевидение и поддерживают наши отечественные СМИ. Может статься, что завтра Кремль решит, что ему больше неинтересна тема загнивающей Гейропы, а послезавтра даже самые крикливые запуганные телевизором гомофобы перестанут писать гадости на нашей странице в Facebook и ВКонтакте.

Давайте рассмотрим самую пессимистичную версию: акимат не разрешил, полиция не может защитить, население жаждет порвать нас на куски. Что же нам делать, чтобы преодолеть эти проблемы? Можно воспользоваться опытом других стран.

Опыт США: бунт

Скажем сразу, он плохой. Начиналось все с того, что полицейские врывались в ЛГБТ-бары и клубы, избивали, задерживали и разгоняли всех, кто там находился. И в какой-то момент люди решили, что с них довольно и нужно сопротивляться. Самый известный случай такого сопротивления - это Сонвольский бунт в Нью-Йорке, который возглавили две трансгендерные женщины Марша Джонсон (Marsha P. Johnson) и Сильвия Ривера (Sylvia Rivera). Почему этот путь плохой: потому что он лежит через столкновение с полицией, через уголовные дела и судебные иски. Но самое важное, что этот путь нам просто не подходит, потому что он возможен только в стране, где есть независимая судебная система, где право что-то да значит, где и на полицию можно найти управу в суде. Согласитесь, это мало похоже на описание Казахстана.

Опыт Словакии: договоримся

Опыт Словакии и, отчасти, Украины: когда активистское и правозащитное сообщество работает напрямую с чиновниками. В свое время перед Словакией стояла задача вступить в Евросоюз. А для этого нужно было выполнить ряд требований, в том числе, по соблюдению прав человека. Те события, которые мы наблюдаем в Украине, тоже связаны с подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС. 

Nota bene: Кстати, отмена уголовного преследования МСМ в России в 1993 году связана с желанием нашего северного соседа вступить в Совет Европы. Отмена этих положений в Казахстане тоже скорее всего связана с желанием лучше выглядеть на международной арене. Как знать, может, в скором времени мы увидим, как Узбекистан изменит свое уголовное законодательство, например, в обмен на западные инвестиции.

В чем опасность такого варианта. Во-первых есть риск, что чиновника или чиновницу, с которыми вы договорились, которых обучили и воспитали, могут просто перевести на новое место работы. Еще сегодня человек отвечал за права человека, а уже завтра контролирует строительство дорог. И все ваши труды придется начинать сначала. Тому пример Алматы, где со сменой акима полностью поменялась команда, и всем городстким активисткам-урбанисткам пришлось начинать работу с начала.

Вторая проблема этого варианта в том, что, сосредоточившись на работе с чиновниками, мы забываем о работе с общественным мнением. И это очень опасно. Именно это произошло в Словакии. Все документы подписаны, все антидискриминационные законы приняты, партнерство разрешено, но только населению об этом забыли рассказать. И если вы как однополая пара поедете в Словакию, то дальше центрального района центрального города вам лучше вообще не заходить. Конечно, потом будет суд, и виновных в вашей смерти накажут... 

Опыт Чехии: работаем

ЛГБТ активизм в его современном понимании начался в Чехии в 1989 году, т.е. сразу после того, как страна свернула с пути социализма на путь капитализма. Разгул невиданной свободы позволил создать первые ЛГБТ-организации. Тогда же был проведен первый опрос общественного мнения, который показал, что 90% негативно относятся к ЛГБТ.

Первые активистки и активисты принялись активно работать. Они стали выпускать журнал, а также искать ЛГБТ по всей стране, в каждом городке и каждой деревне, чтобы помочь организовать местные инициативные группы. В начале все это делалось просто для того, чтобы люди начали общаться между собой, обрели уверенность в своих силах. Стали легче идти на каминг-аут перед родственниками и друзьями.

Эта поддержка активности на местах, позволила мобилизировать население по всей стране. Во-первых, ЛГБТ становились видимыми для своих сограждан. Во-вторых, с ними приходилось считаться и государству. Приходилось считаться и с их родными и близкими, которые начали поддерживать ЛГБТ, требуя от местных властей и политических партий поднимать и решать вопрос прав ЛГБТ. А поскольку Чехия - это демократическая страна, где выборы - это не фикция, то начались постепенные перемены. В итоге в нулевых годах Чехия приняла антидискриминационное законодательство и разрешила однополые партнерства. Сейчас решается вопрос с однополыми браками, и поддержка ЛГБТ среди населения составляет ок. 80%, а идеи однополых браков однозначно поддерживает 60% населения. Сравните это с 10% поддержки 30 лет назад.

Чешский вариант не очень подходит Казахстану именно из-за того, что у нас нарушена электоральная связь между гражданами и государством. Однако первой частью работы - развитием сети инициативных групп по всей стране - мы можем и должны заниматься. Нам необходимо готовить почву для того, чтобы не получилось как в Словакии.

И вот тут пришло время еще раз ответить на вопрос “Когда в Шымкенте пройдет гей-прайд?”. И ответ будет таким: когда в Казахстане по всей стране хотя бы в каждом городе будет работать местная инициативная группа ЛГБТ.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии