Закрыть

Вы здесь

12 апреля 2017323

Интервью Kok.team радио "Азаттык"

Редакция Kok.team дала интервью радиостанции "Азаттаык". Интервью записал Вячеслав Половинко

В своем обращении к Генеральной прокуратуре вы указываете перечень законов и нормативных актов Казахстана, в которых, по вашему мнению, содержится прямая или косвенная дискриминация ЛГБ-сообщества. Полный ли это список? Как вы считаете, почему эти законы не менялись раньше (не было предпосылок, сильно ментальное сопротивление) - и как вы оцениваете вероятность изменения этих законов сейчас?

Приведенный нашей редакцией список дискриминирующих законов и нормативных актов достаточно полный, однако, это не значит, что в остальной части законодательства не содержится скрытой дискриминации. Например, законодатели употребляют некорректные термины вроде «гомосексуалисты» и «гомосексуализм», вместо «гомосексуалы» и «гомосексуальность», подразумевая, видимо, что это некая политическая идеология: капитализм, исламизм и гомосексуализм – это даже смешно. Также гомосексуальность часто включается в списки социально неприемлемых или опасных практик, т.е. гомосексуалы перечисляются в одном ряду с наркоманами, алкоголиками или даже педофилами. Кроме того, государственные служащие разных ветвей власти в нарушение своих обязанностей по обеспечению равноправия допускают возмутительные высказывания. Причем не только в частных беседах, но и на официальном уровне. Например, недавно на сайте zakon.kz было опубликовано мнение судьи специализированного межрайонного экономического суда Карагандинской области Бибигуль Тулегеновой о гендерной политике. В своем тексте судья называет ЛГБТ половыми извращенцами и призывает своих коллег к дискриминации ЛГБТ-граждан Казахстана, т.е. к ущемлению прав ок. 1,5 млн человек. Такого рода призывы от лица судей РК ставят перед обществом еще один вопрос: насколько полно необходимо прописывать признаки, по которым запрещена дискриминация. Когда ЛГБТ-активисты обращаются к законодателям с требованием включить сексуальную ориентацию и гендерную идентичность (СОГИ) в список таких признаков, законодатели отговариваются тем, что эти СОГИ входит в число формулировки «и по другим признакам», однако, мы понимаем, что судьи, вроде г-жи Тулегеной, не станут трактовать эти слова в пользу «половых извращенцев».

Согласны ли вы с тем, что подобные изменения в законы - шаг весьма революционный для общества (особенно с учетом практики борьбы за права ЛГБ в других странах по всему миру), а поэтому именно отношение общества будет определяющим для той же Генпрокуратуры? Согласны ли вы на проведение референдума по этой теме? 

Вопрос о чьих-либо правах и свободах не может быть предметом голосования на референдуме. В таком случае, давайте проведем референдум по смертной казни. Как вы думаете, каким будет результат? Обеспечение равноправия граждан – одна из задач государства. Если кто-то считает, что нужно ущемлять граждан в правах на том основании, что они влюбляются в людей своего пола, то этот кто-то должен понимать, что однажды придут и за ним, потому что в государстве, где все животные равны, но некоторые рАвнее, список последних все время сокращается.

В интервью "Новой газете" - Казахстан" вы говорили о том, что государство "не идет на диалог" с ЛГБ-сообществом. Есть ли у вас примеры прямого противодействия ЛГБ-сообществу или конкретному гомосексуалу со стороны государства?

В качестве примера можно привести попытку Парламента принять поправки, ограничивающие свободу слова и самовыражения ЛГБТ-сообщества. Эти поправки пытались протащить под прикрытием защиты детей от вредной информации. Для этого наши депутаты позаимствовали рожденную в недрах российской законотворческой системы химеру «пропаганду гомосексуализма». Безусловно, ЛГБТ-сообщество было обеспокоенно планами парламентариев, поскольку российский правоприменительный опыт показывает, что всякого рода фрики, вроде депутата законодательного собрания Петербурга Виталия Милонова, стали специально приводить детей даже на закрытые мероприятия ЛГБ-сообщества, чтобы обвинить людей в мифической пропаганде.

К счастью, закон не прошел проверку в Конституционном совете, однако, это не повод расслабляться. Наши депутаты любят инициировать шумные обсуждения в обществе.

Есть ли от прокуратуры какая-то реакция? Какими будут ваши дальнейшие шаги? 

Насколько нам известно, никаких официальных заявлений прокуратура не делала. Мы информационный ресурс, правозащитная деятельность не входит в круг наших задач. Мы указали на проблему, которой могут заниматься правозащитники.

Вы пишете о косвенной дискриминации в Конституции страны и просите внести изменения. Однако с учетом того, что из-за последних конституционных поправок новые изменения в Конституции практически невозможны, а также с учетом общественного мнения, - не опасаетесь ли вы, что ваша инициатива будет выглядеть для остального общества как прямой вызов "традиционным устоям" и - как следствие - как потенциально новая опасность для сообщества? 

Конституция определяет лишь основы правовой системы государства. Для борьбы с дискриминацией ЛГБТ для начала достаточно было бы, например, постановления Верховного суда о том, что указанные в Конституции «иные основания» включают в себя сексуальную ориентацию и гендерную идентичность. Также и другие ведомства могут принять соответствующие постановления для регулирования собственной деятельности.

Что касается вызова т.н. традиционным устоям, то без него никак не обойтись. В свое время утверждение, что женщина – это тоже человек, а не друг человека, было вызовом традиционным устоям. Насилие в семье – это тоже традиционные устои. В РФ даже закон приняли, который выводит семейное насилие из уголовного права – тоже защита традиционных устоев.

Планируете ли вы обратиться напрямую к президенту страны со своим вопросом?

Во-первых, несколько лет назад Акорда принимала он-лайн вопросы, которые в последующем должны были прозвучать в ходе Прямой линии с президентом. В числе заданных вопросов был в том числе и вопрос о том, почему в Казахстане нет гей-браков. К сожалению, вопрос не набрал должного количества голосов и не прозвучал в эфире. Однако, господин президент поручил своему аппарату ответить на все поступившие вопросы. Спросившие о гей-браках граждане получили ответ: однополые браки не предусмотрены законодательством РК.

Во-вторых, мы считаем, что глупо обращаться к президенту по каждому вопросу. В Республике Казахстан существует довольно разветвлённая государственная машина, каждая часть которой отвечает за свою сферу. И как мы уже говорили, многие вопросы можно было бы решить за счет принятия различными госорганами соответствующих постановлений для регулирования собственной деятельности. Эффективность работы госорганов – это уже другой вопрос. Наш опыт взаимодействия с чиновниками показывает, что основные препятствия чинятся на местах, там же они и решаются – в отсутствие регулирующих документов все зависит от человеческого фактора. В пример можно привести недавний случай в Петропавловске, когда суд признал нарушением отказ органов ЗАГС регистрировать смену паспортного пола трансгендерной женщины.

Этот вопрос факультативный и напрямую к обращению не относятся, но хотелось бы знать, есть ли по этому поводу какое-то понимание. Вы говорите в интервью "Новой газете" - Казахстан" о притеснениях ЛГБ со стороны общества в разной форме - шантаж, угрозы, даже расправы. Кроме того, ваши авторы пишут на сайте, например, о городе Текели, где "гею нечего делать". А существует ли некая таблица (хотя бы умозрительная), в каком городе страны притеснение ЛГБ больше, а в каком - меньше? Даже если прямой подсчет не ведется - от чего это зависит? 

Представители ЛГБТ-сообщества редко обращаются в правоохранительные органы по факту насилия, поскольку боятся встретиться с враждебным отношением, насмешками и даже насилием, поэтому, к сожалению, никакой официальной статистики на этот счет в РК нет. Нам приходится опираться на данные НПО и международных организаций. Скажем, согласно исследованию Фонда Фридриха Эберта «Молодежь Центральной Азии. Казахстан» нейтральное отношение к ЛГБ зафиксировано лишь в Алматинской и Жамбылской областях, а также в г. Астана.

В целом же принято считать, что в большом городе легче затеряться и легче найти тех, кто примет тебя, с кем тебе будет комфортно. Кто-то для этого из Караганды едет в Алматы, а для кого-то и переезд из Рудного в Костанай – спасение от насилия и одиночества.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Добавить комментарий

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.