Закрыть

Вы здесь

19 июля 20171607

Что не так со статьей на Esquire.kz?

На обложке - военнослужащий ВВС США, трансгендерный мужчина Логан Айлэнд.
Подробнее о нем - в фильме The New York Times

Недавно на сайте Esquire.kz появилась публикация полицейского Азамата Сарсенбаева, в которой он обосновывает, почему увольнение трансгендерного мужчины из рядов казахстанской полиции – правильный шаг. Речь, видимо, идет о событиях 2015-го года, когда из полиции, действительно, был уволен трансгендерный мужчина. Редакция Kok.team решила проанализировать, что же не так с колонкой на сайте казахстанского Esquire.

Мы разобрали статью и представили результат в таблице, в левой колонке которой размещены цитаты из статьи Азамата Сарсенбаева, а в правой – наш комментарий. Итак, начнем с самого начала – с заголовка

"Записки полицейского. Я не гомофоб, но…"

Это довольно типичная конструкция. С нее начинаются комментарии, в которых человек пытается предстать объективным. «Я не расист, но…», «Я не против инвалидов, но….», «Я за права человека, но…». Это неприятное «но» говорит о том, о чем человек на самом деле думает. Понимаете, нельзя быть немножко беременным.

«Я попытался сделать это, узнав про женщину-полицейского, которая сделала операцию по смене пола и стала мужчиной-полицейским. Злободневный вопрос о сексуальных меньшинствах не обошел и наше ведомство».

В этом предложении сделаны три ошибки. Давайте их разберем.

1. Первая и самая явная ошибка – произошла путаница, когда смешались два разных понятия – сексуальная ориентация и гендерная идентичность (СОГИ). СО – это то, к какому полу я чувствую романтическое влечение, а ГИ – это то, кем я себя ощущаю. Это все равно, что сравнить теплое и мягкое.

2. Трансгендер не может сначала быть женщиной, а потом стать мужчиной. Он родился мужчиной, но его биологический пол был определен как женский. Он рос мужчиной и им же остается. Собственно, он был мужчиной всегда, просто мы об этом не знали. Поэтому фраза о том, что «женщина-полицейская стала мужчиной-полицейским» неверна. Мы понимаем, что для широкой общественности все выглядит так, как описал Азамат. Но это не значит, что в действительности все так и есть.

3. Автор пишет о «смене пола». Если речь идет о биологическом поле, то его сменить невозможно, как невозможно поменять ДНК. В данном случае правильная формулировка звучит так: «совершить переход». Совершить переход – это привести внешние, видимые другим людям признаки, в соответствие с собственной гендерной идентичностью.

Честно скажу: ни я, ни кто-либо из моих коллег не хотел бы работать вместе с полицейским-трансвеститом

Еще одна ошибка. Начнем хотя бы с того, что слово «трансвестит» в современной литературе не используется. Если вы хотите сказать о ком-то, кто любит надевать одежду, которую обычно носят представители противоположного пола, то речь следует вести о кросс-дрессерах. Но Кросс-дрессеры – это не трансгендеры. Кросс-дрессинг – это скорее вид фетиша. И вновь мы понимаем, что автор использовал слово «трансвестит», скорее всего, чтобы избежать тавтологии. Возможно, так он думал расширить синонимический ряд, но сделал это и некорректно по форме (вряд ли полицейскому было бы приятно читать статью про «ментов» или «мусоров»), и не верно по сути.

Руководство ДВД Алматы поступило трудно, но правильно, уволив неординарного сотрудника. Не трогая закон, попытаюсь объяснить почему, на уровне своих чувств и ощущений – тот случай, когда как раз не по закону, а по понятиям.

Руководство ДВД поступило неправильно, так как нарушило закон, уволив сотрудника не по статье трудового кодекса, а по личным соображениям. Правоохранительные органы – это служба, которая стоит на страже закона. И в этом случае защитники законности ее же и нарушают.

Также некоторое удивление вызвало желание автора-полицейского комментировать произошедшее «по понятиям». Становится не по себе, когда понимаешь, что полицейский живет не по закону, а по «понятиям», которые были сформированы воровской культурой. О том, что такое «понятия» и как в них вписывается гомосексуальность, можете почитать в статье «ГУЛАГ: кровь и слезы казахстанских гомосексуалов».

Полиция – сугубо мужская работа, хоть в ней и трудится много женщин и некоторые из них, наверное, отличные профессионалы. Тем не менее как футбол, регби, хоккей – мужская игра, так полиция – мужская работа. Среднему полу здесь не место. Слишком двусмысленно для мужской раздевалки, в которой воздух разгорячен от тестостерона.

1. Сексизм. Почему полиция – сугубо мужская работа? Почему другие перечисленные сферы деятельности – мужские? Куда вы денете Маншук Маметову? Что делать с женщинами, которые служат в армии Израиля? Как быть с женскими сборными по перечисленным автором видам спорта?

2. Вновь ошибка – средний пол никаким образом не связан с трансгендерностью. Желание использовать все известные (и, как оказалось совершенно неведомые ) термины, чтобы разнообразить синонимический ряд до добра не доведут. Уважаемый полицейский, вы допускаете такие же ошибки, какие допускают люди, считающие, что проступок, правонарушение и преступление – это одно и то же.

3. «Воздух разгорячен от тестостерона». Наш любимый момент))) А вы точно не гей?))) Так красочно и гомоэротично описать раздевалку не смогли бы даже мы.

Зачем туда (в раздевалку – прим. ред) идти трансвеститу? Зачем он вообще туда пришел? Не иначе насмотревшись кино про влюбленных ковбоев. Мачо нетрадиционной ориентации, совмещенные крайности.

Мы видим уже описанные ошибки. Попробуйте их найти – их тут 2. Есть и третья, но она достаточно тонкая – опять же в современной научной литературе не говорят о «нетрадиционной ориентации». Гомосексуальность – вполне себе такая же биологическая данность, как и гетеросексуальность, и бисексуальность. О гомосексуальности в природе – наш любимый ролик от Евгении Тимоновой.  И если раньше было вполне литературно писать слово «педераст», то сейчас, чтобы показать свое образование и воспитание, следует говорит об «альтернативной ориентации».

Еще один момент - насколько нам известно, трансгендерный полицейский, о котором пишет Азамат, женат, а значит, он скорее всего гетеросексуален, так что влюбленные ковбои или впечатлительные полицейские тут совершенно ни при чем.

Вот в дизайнерской мастерской, салоне красоты или рекламном агентстве — другое дело, там ни у кого не возникнет дискомфорта от того, что коллега-мужчина позавчера был женщиной. А в полиции – ну конечно, возникнет, я знаю наших ребят, никакой толерантности у них не хватит. Даже в армии США всего лишь пару лет назад отменили запрет на службу людям нетрадиционной ориентации.

Оставим стереотипы о том, какие профессии для кого лучше подходят. Лучше об ошибках. В армии США не было запрета как такового. Раньше там существовало правило «Don’t ask don’t say» – «Ты не спрашиваешь – я не говорю». Гомосексуал-солдат не должен был открыто заявлять о своей ориентации, а его сослуживцы и командование не имели право его об этом спрашивать. В 2011 году это правило было отменено и с тех пор гомосексуальные солдаты и солдатки могут не скрывать своей природы.

Другой вопрос – вопрос безопасности. Служба в органах внутренних дел – это особое доверие со стороны государства. У нас есть внутренний Кодекс чести, который мы учим наизусть, и даем присягу. И, несмотря на то, что усилиями масс-медиа в глазах людей полицейские выглядят необразованными дегенератами, большинство из нас стараются следовать служебному кодексу, жить по чести. Требования к морально-этическому облику высокие.

Соответствует ли им человек, раздираемый внутренним конфликтом самоидентификации? Лично я в этом сомневаюсь. Невозможно полжизни провести в теле женщины, ощущая себя мужчиной, и не заработать при этом депрессию, подавленность, какие-то скрытые обиды и другие психологические проблемы. А тут рядом арсеналы оружия и вверенная тебе безопасность граждан.

Опять и снова. Никто ни в чьем теле не жил, ни у кого никаких проблем с психикой нет. Прежде чем делать серьезные заявления нужно их проверить. Здесь важно отметить, что в обновленном международном классификаторе МКБ-11 ВОЗ, который выйдет в 2018 году, трансгедреность будет исключена из списка психических заболеваний. Еще более важно, что до перехода трансгендеры обязаны проходить государственную психиатрическую комиссию, которая подтверждает трансгендерность, а не шизофрению или что-то еще, действительно связанное с расстройством личности.

Уж если что и может вогнать в депрессию, так это неприятие со стороны общества, которое выражается в том числе и такими статьями.

А по поводу того, кому следует доверять оружие, а кому нет – так здесь речь точно не о трангендерности, а о компетентности кадровой службы, которая нанимает сотрудников и сотрудниц.

Гомосексуалисты, лесбиянки, трансексуалы, трансгендеры – сегодня они стали героями.

Гомосексуалы, а не гомосексуалисты, трансгендеры, а не транссексуалы. Щепетильность в выборе терминов - хорошая черта не только юриста, но и колумниста.

Ну и последняя цитата:

Государственный служащий – честь и лицо страны, а представители внутренних органов – защита и опора. У нас и так большие проблемы с имиджем, очевидные даже мне, простому полицейскому, старшему лейтенанту, а теперь ко всему прочему наша форма из синей может превратиться в голубую. Негоже погонам переливать радугой.

Профессионализм – единственное, что определяет честь и лицо государственного служащего. А пока вот примечательные факты (три фотокарточки):

В 2015 году открытый гей Эрик Фэннинг занял пост министра по делам армии США.
В 2016 году в королевских ВВС Великобритании появилась первая трансгендерная женщина-пилот Айла Холдом
В 2017 году Франция проводила в последний путь полицейского и гея Ксавье Жюжеле, погибшего на Елисейских полях при исполнении служебных обязаностей. Во время его похорон его партнер  Этьен Кардиль заявил: «Вы не дождетесь моей ненависти»

Мы благодарим Азамата Сарсенбаева за внимание к действительно непростой теме, но вместе с тем рассчитываем, что если наши доводы не поменяют точку зрения автора, то как минимум внесут ясность в некоторые аспекты поднимаемой проблемы.

К сожалению, статья «Записки полицейского: я не гомофоб, но…» только лишь вносит вклад в общее дело неприятия всего ЛГБТ-сообщества. Но мы повторяем за партнером погибшего во Франции полицейского: «Вы не дождетесь нашей ненависти». Мы будем заниматься делом просвещения до тех пор, пока у нас есть возможность – снова и снова объясняя каждому, кто захочет слушать - что на самом деле мы из себя представляем.

Также редакция Kok.team хотела бы обратиться к своим коллегам из Esquire.kz с просьбой более тщательно проверять статьи перед публикацией на предмет фактических и этических ошибок.

Автор: Kok.team
Получайте обновления там, где удобно:
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.