Закрыть

Вы здесь

09 января 2018947

Мы - звери

Я кино не очень люблю и нечасто его смотрю. И, несмотря на то, что в свое время гей-фильмы были для меня практически единственным источником вдохновения в попытке ответить на вопросы: кто такой гей, и как быть геем, я не смотрю и гей-фильмы. По разным причинам. Одни фильмы смакуют трагедию гей-жизни, другие – ее яркость и необыкновенность, третьи – просто плохо сделаны: что может быть хуже претенциозного трэша?

Однако иногда, мне случается увидеть нечто такое, что, несмотря на прочие характеристики, заставляет меня задуматься. Я, конечно, не Карим Кадырбаев и не Азамат Букешов, но позволю себе пригласить вас к размышлению над парой идей из двух короткометражных фильмов, мимо которых я почему-то не прошел.

Прежде, чем разговаривать о фильмах давайте их посмотрим.

Пётр495 (Pyotr495)
2014
Реж.: Блейк Моусон (Blake Mawson)

Мы – звери (We are animals)
2013
Реж.: Доминик Хакстон (Dominic Haxton)

Оба эти фильма представляют реакцию на гомофобное давление со стороны государства и общества. Первый фильм – реакция на реальные события в России, где государство слилось в едином гомофобном порыве с гопотой, возомнившей себя моральными судьями. Кремль принял гомофобное законодательство и легитимизировал насилие в отношении ЛГБТ.

Второй фильм – это фантазия, которая чуть было не стала реальностью, но в США. Многие из вас, я уверен, видели фильм «Обыкновенное сердце». В фильме показывается общественная дискуссия вокруг развивающейся эпидемии ВИЧ/СПИД. Никто толком не понимал, что это за болезнь. Поскольку большинство случаев регистрировалось в гей-сообществе, СПИД быстро окрестили «гей-раком». Особо высокоморальные люди тут же заявили, что это наказанье божье за гомосексуальность. В итоге, ЛГБТ-сообщество добилось того, чтобы государство выделило средства на изучение ВИЧ/СПИД и помощь заразившимся людям. А ведь история могла пойти совсем по другому пути.

Именно этот путь и показан в фильме «We are animals»: правительство решило изолировать геев в гетто, где их кастрировали и оставляли умирать от СПИДа. Это фантастика, скажете вы. А ведь была такая возможность. Только борьба ЛГБТ за свои права не позволила государству пойти этим путем.

Кстати, в реальности все было не совсем так, как показано в фильме «Обыкновенное сердце». Огромную роль в изменении общественного мнения сыграло квир-движение, активисты и активистки которого приходили болеть и умирать от СПИДа на пороги государственных учреждений. Они лежали там в горячке, блевали на гранитные лестницы, а рядом с ними стояли плакаты с надписью вроде «Я подохну от СПИДа в вашем доме». Они приковывали себя в офисах фармацевтических компаний, чтобы умереть там и своей смертью требовать разработки лекарств. Они утверждали, что «Молчание=Смерть», что «права не отдаются, их забирают, при необходимости с помощью силы».

Вот об этом второй фильм. О коллективном восстании угнетенных в борьбе за свои права.

«Пётр495» тоже о восстании, но о личном. От гнева внутри проснулся зверь, который всех раскидал, всех поубивал. Кто из нас не мечтал о таком сценарии, сотрясаясь от рыданий и бессильной злобы в школьной раздевалке после очередных издевательств? Ну, хорошо, может, не все, но я мечтал. И до сих пор иногда моя первая реакция на очередное гомофобное заявление очередного «народного» депутата: что б ты сдох! Потом, правда, я остываю и понимаю, что смерть даже всего Мажилиса ничего не изменит. На смену одним гомофобам придут другие.

В фильме есть еще и вторая стратегия: сгреб в охапку первого попавшегося беззащитного парня, сел на мотороллер и укатил. Желательно за рубеж.

Не поймите меня неправильно. Я не осуждаю гей-эмиграцию, наоборот, если человек хочет уехать, то всячески поддерживаю это желание. Я лишь констатирую, что в сюжете фильма заложен образ такой вот миграции, которая является формой частного протеста: не даете мне спокойно жить, ну и оставайтесь со своей злобой и ненавистью, а я уеду и не вспомню, как вас зовут. К сожалению, такой вариант протеста мало способствует изменениям в обществе.

Хорошо, конечно, когда есть возможность собрать чемодан и уехать туда, где кто-то уже умер в борьбе за твои права, но если ехать некуда, то приходится объединяться и требовать свои права и свободу, завоевывать их силой, приходится быть агрессивными, приходится приносить боль и терпеть боль. Как звери.

Автор: T. Toews
Получайте обновления там, где удобно:
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Или войти через:

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.