Закрыть

Вы здесь

27 мая 20181960

Кому могут верить ЛГБТ Казахстана?

Листаю ленту Facebook, тут - бац - две новости одна за другой. Первая посвежее - член партии “Гражданская инициатива” Ксения Собчак ответила на вопросы об ЛГБТ в Казахстане во время выступления на Евразийском медиафоруме в Астане. Она справедливо отметила, что в наших гомофобных странах заявление «я гей, но я такой же человек, как и вы» — это пример бесстрашия. Я бы, конечно, добавил, что любой камингаут в наших условиях сродни подвигу. Вторая новость постарше - директор фонда “СПИД.Центр” Антон Красовский намерен баллотироваться на пост мэра Москвы. Оставим российским активистам задачу выяснять, действительно ли Антон первый открытый гей-политик в России, нас такие детали внутренней кухни не интересуют. Интересно другое - ЛГБТ-тематика все активнее становится политической повесткой в России.

С одной стороны, использование подобной риторики показывает однозначный вектор политического пути политиков - тем самым они хотят провести четкую границу между собой и консервативным крылом. С другой стороны, они, вероятно, верят в потенциал ЛГБТ-электората, а это миллионы голосов на выборах по всей федерации. Так или иначе, что бы ни двигало политиками - убеждение в равенстве людей или рациональный расчет - ЛГБТ-повестка стала частью политических программ. Например, можно говорить о предвыборной программе санкт-петербургского отделения партии “Яблоко” в Законодательное собрание  в 2016 году, о предвыборной программе в президенты Ксении Собчак в 2017; Либертарианская партия России также имеет в своей структуре ЛГБТ-фракцию.

Вместе с тем я сознательно не отношу сюда Алексея Навального (Партия прогресса), который “не видит личных препятствий”, чтобы разрешать людям заключать однополые браки. Или даже Булата Барантаева (партия ПАРНАС), который является гей-активистом, и который баллотировался в Государственную думу России в 2016. Не отношу сюда и Антона Красовского, также являющегося открытым геем. Почему? Все дело в том, их личные убеждения в политическом, и в перспективе, в государственном процессе мало что значат.

К сожалению, в мире бюрократии, в работе государственной машины, заявления и слова весят мало - силу имеет только бумага, документ.

Возможно у того же Красовского пункт ЛГБТ и появится в предвыборной программе, но пока документа нет - разговаривать пока не о чем.

А что в Казахстане?

И вот тут я бы хотел перейти от российской действительности к казахстанской. Как у нас обстоят дела с политикой, политиками и повесткой ЛГБТ?

Нужно сказать, что не существует ни одной политической партии, которая рассматривала бы наши с вами права как часть своей программы. Ни одной! Напротив, существуют представители власти, открыто выступающие против нас. От законодательной власти действующие депутаты Парламента:

  • Бекболат Тлеухан от правящей партии “Нур Отан”
  • Магеррам Магеррамов от “Коммунистической Народной партии”
  • Айкын Конуров от “Коммунистической Народной партии”
  • Тургун Сыздыков от “Коммунистической Народной партии”
  • Ирина Смирнова от “Коммунистической Народной партии”

Кроме того в бытность депутатом Айдан Смайл (Нур Отан) также позволял себе гомофобные высказывания. От судебной власти - судья из Караганды Бибигуль Тулегенова. И это только те представители власти, что высказывались  публично!

Казалось бы, их полные ненависти слова тоже не закреплены ни в каких документах. Однако их отличие от Красовского, Навального и Барантаева в том, что

эти люди уже в органах власти, они пишут законы и судят людей.

В принципе, ничего другого от консервативного и центристского крыла ждать не приходится. Но может быть есть хотя какая-то надежда от каких-то альтернативных политических игроков? В качестве таких претендентов называют два варианта - “Демократический выбор Казахстана”опального банкира Мухтара Аблязова и недавно созданный Форум “Жаңа Қазақстан”.

Обе организации сложно назвать партиями. ДВК - хоть и называет себя партией, не только не зарегистрирована, более того, признана казахстанским судом экстремистской организацией. Участники Форума “Жаңа Қазақстан”, в свою очередь, отказываются называться партией, понимая, что это тут же выведет их на другой уровень политической игры, ответственности и внимания со стороны властей.

Для начала предлагаю поговорить о Форуме “Жаңа Қазақстан”. Казалось бы - организаторы учредили организацию в Брюсселе, одной из первых акций стали переговоры с депутатами Европарламента. На первый взгляд может показаться, что это как-то символизирует ориентацию на так называемые европейские ценности (“так называемые” - потому что ценности прав человека являются общечеловеческими). Однако посмотрите на соорганизаторов форума - среди них два матерых гомофоба. Один - Даурен Бабамуратов, тот самый, который призывал определять геев по цвету штанов, а также “определять дегенеративность по ДНК”. Другой - Серикжан Мамбеталин, который уверен, что гомосексуальность это болезнь, и что наше место “за закрытыми дверями” наших спален. Кроме этого, если вы взглянете на важнейшую частью деятельности Форума, а именно, на идеологическую документацию, вы не найдете ни слова об ЛГБТ. Там упоминаются проблемы со свободой слова, с политзаключенными, с пытками, с чем угодно - но только не с ЛГБТ. В принципе, с учетом кадров - ничего удивительного.

Что ж, теперь настало время поговорить о ДВК. Как уже было сказано выше, документы решают все. Политическая платформа ДВК ничего не говорит о необходимости защиты прав ЛГБТ, об антидискримианационном законодательстве, о равных правах на брак и т.д. Однако нам известно, что лидер движения Мухтар Аблязов заявлял о своем отношении к ЛГБТ. Приведем фрагмент из его интервью паблику “Юрта”:

Юрта: Есть мнение, что Аблязов хочет вести страну по стопам Европы, исходя из этого назрел вопрос. Что вы думаете об однополых браках? Хотел бы отметить что на просторах Казахстана, в частности у моих друзей-знакомых оно резко негативное. Какова ваша позиция на этот счет?

М. Аблязов: Знаете, я об этом ничего не думаю. Меня это не волнует. Меня волнует политика, меня интересует экономика. А кто кого любит, кто с кем спит — меня это не интересует вообще, абсолютно. Понимаете, это личный выбор человека. Я считаю, что есть общегражданские права, есть закон. Главное, что человек соблюдает все эти права. Все эти различия людей: на геев, лесбиянок, натуралов меня не заботят. Мне они не мешают, они живут своей жизнью, ни на кого не нападают, не истребляют, не бьют. Когда мне подобные вопросы задают, я осознаю, что власть фактически выдавила возможность обсуждать и решать серьезные вопросы у людей. Власть перенаправляет внимание людей на второстепенные, даже еще на менее степенные вопросы, вроде людей нетрадиционной ориентации, наркоманов, алкоголиков и прочее. Молодежь же в итоге начинает вокруг этого ходить. У меня очень простой посыл: будьте умными, занимайтесь серьезными вопросами, не занимайтесь ерундой! Это не имеет никакого отношения к нашему будущему — будущему сильной страны. Это не является супер важным вопросом, это личный вопрос каждого отдельного индивида. Вы не в состоянии регулировать чьи-то половые отношения— это смешно.

Юрта: Вопрос из любопытства. Если бы вы пришли к власти, легализовали бы вы однополые браки?

М. Аблязов: А как можно легализовать отношения людей? Есть опять же закон, есть институт семьи. Что значит «легализовать геев»? Они есть, они есть во всем мире, так природа устроена. Если кто-то хочет обмануть, сказав, что их нет, то пусть этот человек живет в этом состоянии и продолжает обманывать себя.

Сначала о самих ответах. Итак, Аблязов об ЛГБТ “ничего не думает”, это его не касается. Проблемы “людей нетрадиционной вопросы” - это не даже не второстепенные, а “менее степенные” вопросы. Нами, по мнению Аблазова, наряду с алкоголиками, наркоманами и прочим, власти просто отвлекают народ от по настоящему важных проблем. Что касается равенства брака, Аблязов ссылается на институт семьи и закон о браке. На минуточку напомним, что именно в Кодексе “О браке и семье” есть дискриминационная статья прямо запрещающая брак между представителям одного пола.

И вроде бы он лично не против нашего существования Мухтар Кабулович и не сказал, но впечатление какое-то очень неприятное. Но самое важное, как и в случае с Навальным, личное мнение лидера движения ничего не значит, пока эта позиция не закреплена в основополагающих документах партии/организации/форума/движения.

Поэтому, дорогие подруги и друзья, не обманывайтесь в ожиданиях -

в Казахстане не существует ни единого политика, ни единой партии, которая представляет наши интересы.

С другой стороны, как говорит ЛГБТ-активист Чехии Иржи Громада : “У нас нет политической партии “ЛГБТ", однако наши представители есть во всех политических партиях и государственных органах”. Это расшифровывается просто - кроме нас с вами, да наших союзников, мы никому больше не нужны. Но при этом все мы обладаем огромным потенциалом - потому что все мы талантливые граждане, работающие во всех сферах политики, власти, культуры и бизнеса. У нас есть наши единицы-активисты, работу которых мы должны поддерживать - прямо и косвенно, в такой степени, в какой только позволяет наша безопасность.

Еще раз - у нас не должно быть иллюзий на счет существующих политиков. Им на нас наплевать. Есть мы, наши сердца, ум, таланты, наша любовь и взаимная поддержка.

Я - за солидарность. А вы?

Автор: Wizard
Получайте обновления там, где удобно:
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.