Закрыть

Вы здесь

01 сентября 20181271

Робкий секспросвет

“Я - Алеш, мне 16 лет, и я уже полгода встречаюсь с Давидом…” так начинается социальная реклама горячей линии для подростков. Реклама оформлена в виде плаката с комиксом, где на картинках Алеш и Давид гуляют за руку и делают селфи. При этом Алеш мучается вопросом, стоит ли делать каминг-аут маме, тем более что Давид своим родителям давно признался и нашел в их лице верных союзников. Плакат висит в трамвае. В уголке надпись “При поддержке Управления общественного транспорта Праги”.

Школьные романтические истории, истории первой любви - один из любимых сюжетов нашей культуры, ее самый мифологизированный и трагический сюжет. Вот-вот наступит сентябрь, а он всегда приносит воспоминания о школе. Да, даже в свои 34 года с приближением сентября я вспоминаю школу, ведь с ней связано 11 лет, т.е. треть моей жизни.

Правда, в свои школьные годы я и подумать не мог о том, чтобы даже взглянуть в сторону какого-либо мальчика из класса. Позже я узнал, что мои одноклассники-геи умудрялись встречаться с парнями, но все это было под гнетом огромной печати “Top secret”, что я даже не знаю, кому было сложнее: им, живущим в страхе раскрытия, или мне, спрятавшему свои чувства на долгие годы даже от самого себя.

В мои школьные годы, которые пришлись на 90-е, к нам в школу часто приходили разные волонтеры и работники благотворительных организаций и устраивали презентации своих услуг. Бывали среди них и представители горячей линии для подростков. Но мог ли я и мои гомосексуальные или трансгендерные сверстники подумать, что мы можем позвонить в кризисный центр со своими проблемами. Да и могли ли позвонить? Были ли сотрудники готовы принять такой вызов? В любом случае, на презентациях нам об этом не рассказывали.

Несмотря на то, что тогда никакого запрета на разговоры с подростками о гендере и сексуальности не было, как впрочем нет этого запрета и сейчас, тем не менее, наши учителя и наставники не решались говорить с нами на эти темы. И виной тому не только их собственная неготовность, но и страх. Теперь я сам взрослый, и мне этот страх тоже знаком.

В этом году я оказался, так сказать, по другую сторону: работал куратором летней школы в Праге, куда с постсоветских стран приехали подростки от 14 до 17 лет. Мы с ними много гуляли и разговаривали о истории и культуре Чехии и Европы. К концу третьей недели они набрались смелости и стали задавать вопросы о сексуальной ориентации и гендерной идентичности (СОГИ). И первая моя эмоция в ответ на их вопрос - страх.

Я поймал себя на этом страхе, но тут же успокоился, ведь мы находимся в Европе, где сексуальное образование включено в программу школы, где не действует российский закон о запрете т.н. “гей-пропаганды”, где нет казахстанских родителей, которые, обычно безропотно терпят школьные поборы и буллинг собственных детей, но как по команде объединяются, чтобы на корню пресекать робкие попытки секспросвета в школах. А главное, в Чехии есть антидискриминационное законодательство, которое не позволит просто так заткнуть мне рот и выкинуть меня с работы или из университета, за то что я гей и не скрываю этого.

В итоге я спокойно ответил на все вопросы изголодавшихся по информации подростков, рассказал о том, что современное естественное и общественно-научное знание думает о СОГИ. Возможно, что тем самым я не только удовлетворил их любопытство, но и спас кому-то из них или их близких жизнь.

Я знаю, что, если бы я был куратором школы в Казахстане, я повел бы себя точно также, но последствия для меня могли бы быть плачевными: начиная от неприятных разговоров с родителями этих детей, заканчивая увольнением, насилием и преследованием. Поэтому я не виню тех учителей и наставников, что молчат, зная, что их молчание стоит детям жизни.

И этот замкнутый круг насилия в отношении тех, кто хочет знать правду и тех, кто готов рассказывать, разорвать очень сложно. Единственный способ - принять антидискриминационное законодательство, которое позволит открыто говорить о нас и наших проблемах. Кроме того, что антидискриминационное законодательство защитит нас от увольнений, исключения из учебных заведений и т.д., оно станет символом признания ЛГБТ людьми, гражданами, со всеми правами и обязанностями.

Конечно, запрет на дискриминацию сам по себе не решает проблему гомофобии, бифиобии и трансфобии - это только начало пути. Зато после принятия такого закона горячая линия для подростков, например, ОЮЛ “Союз кризисных центров Казахстана” сможет при поддержке Министерства образования РК развесить в автобусах плакат с комиксом, который будет начинаться так: “Атым Әлішер, 16 жастамын, жәнеде мен Дәуренмен кездесіп жүргеніме жарты жыл болды…”

Автор: T. Toews
Получайте обновления там, где удобно:
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.