Закрыть

Вы здесь

22 июня 2019527

Смех сквозь стигму

Благодаря добровольному уходу Назарбаева, политическое сознание многих людей в Казахстане впервые за многие годы проснулось. Проснулось в первую очередь в интернетах, в которых несмотря на частые нынче блокировки, пышным цветом расцвела политическая сатира. На этой благодатной почве одним из приемов осмеяния власти стала и гей-тематика. Используется она конечно весьма специфично, и не всегда комплиментарно по отношению к казахстанскому ЛГБТ-сообществу. Гей-мотивы здесь скорее прием, причем используемый довольно плоско. Рассчитаны такие карикатуры на “широкую” - а значит, гетеронормативную - аудиторию.

Ноль первый ноль второму

Одним из объектов гей-сатиры стала, конечно же, главная политическая пара Казахстана сегодня - Назарбаев и Токаев. Два таких примера - карикатура Мурата Дильманова “Казахстанский Титаник” и работа, подписанная как LA и опубликованная на странице инстаграма @freekazakhs про проснувшегося Назарбаева.

М. Дильманов. "Казахстанский Титаник"
М. Дильманов. "Казахстанский Титаник"

Оба произведения полагаются на стереотипные представления о геях: Назарбаев как более сильный персонаж в паре изображается активом, а обладающий меньшей властью Токаев - пассивом. В “Титанике” Назарбаев - сосредоточенный флагман, направляющий партнера, глупо улыбающегося, и увлеченного новой ролью “главного”. В “Проснувшемся” Назарбаев - удовлетворенный доминант, который нежно просит своего “малыша” Токаева посмотреть, что там за окном, на что последний отвечает, что все мирно и прекрасно. Токаев в этих карикатурах полностью лишен своей воли, его направляют, от него ожидают определенных ответов - он поощряем, любим и допускаем во власть покуда удовлетворяет “хозяина”.

LA
LA
LA
LA

Однако, несмотря на то, что Токаеву в этих изображениях уделено самое незавидное положение, Назарбаев тоже не неприкасаем. Да, он актив, он решает чему быть и как. Тем не менее и он изображается геем. И это, по-видимому, используется художниками для того, чтобы унизить и посмеяться над “этими” - власть имущими в обличии “голубых”.

Унижение через феминность

В том же ключе стереотипы о геях используются и в карикатурах Дильманова, посвященных полицейским на митингах после выборов. В работе под названием “Они нанесли нам побои и увечья” полицейские изображены полуголыми, с отвисшими животами и на шпильках, будто отплясывающих свою партию под песню из мюзикла “Чикаго”.

В фемининных позах они указывают пальцем на, по всей видимости, тех митингующих, которые якобы нападали на них. В другой карикатуре “Кто отключил нам интернет?” тот же автор показывает нам полицейских в балетных пачках, танцующих “Лебединое озеро” - стройные, хрупкие, пляшущие под музыку власти.

М. Дильманов. "Они нанесли нам побои"
М. Дильманов. "Они нанесли нам побои"

Несмотря на разные физические габариты героев обеих карикатур их объединяет то, что они преподнесены как массовка, безропотно и бесстыдно исполняющая приказы власти, которую они охраняют от народа. Фемининность полицейских здесь работает как инструмент их унижения. Они выглядят неестественными, не “натуралами” - геями, которым чуждо “все человеческое”: принципы, сочувствие, патриотизм. Они утратили приличный вид - мужчины на шпильках или в балетной пачке ничего кроме смеха и отторжения вызывать не могут. Показав их такими, Дильманов добился нужного эффекта - женоподобные полицейские, разгоняющие митингующих и выполняющие любые приказы власти, презираемы аудиторией.

М. Дильманов. "Кто отключил нам интернет?"
М. Дильманов. "Кто отключил нам интернет?"

Власть как меньшинство

Использование гей-тематики для критики власти в этих работах можно интерпретировать в нескольких направлениях. Это может быть приемом для экзотизации власти.

 

“Возмущение многодетных матерей, взбросы на президентских выборах, незаконные задержания на митингах?” - “Не, не слышали.” Власть живет отдельной от народа жизнью. Полагаясь на представление большинства о том, что геи - это нечто чужеродное, привнесенное “с Запада”, наша политсатира видит в геях праздных, изнеженных людей, живущих обособленной, беззаботной и веселой жизнью.

 

Ровно так и наши власть имущие, в лице главной политической пары Казахстана, проводят дни в расслабленной неге, смотря вдаль с носа огромного лайнера или в окно, из которого светит солнце и слышно пение птиц. Они там, за высокими заборами - изнеженные и оторванные от реальности - не хотят видеть, что происходит на улицах страны, что происходит на их корабле. Ведь корабль - “Титаник” - а значит, он на грани потопления. За окнами Токаев видит, как полицейские скручивают велосипедиста, но воспринимает это как часть мирного пейзажа - ведь чтобы сохранить мир, нужно сохранить порядок. Все это указывает на приближающийся Апокалипсис, который происходит под носом у власти, и который она усиленно отказывается замечать. Политсатира замечает это, эти последние вздохи дряхлеющего режима, упадок, который не видит сама власть.

 

Я как часть ЛГБТ-сообщества в Казахстане критически отношусь к тому, что делает наша власть, в том числе, в период после ухода Назарбаева с поста президента. Я тоже хочу смеятся над этой властью. Но я не могу не замечать того гомофобного подтекста, который присутствует в этих карикатурах.

 

Используя гей-мотивы таким образом, политсатира не только насмехается над властью, которая заслужила критику, но и над ЛГБТ-людьми в Казахстане. Парадоксально, но карикатуристы видят власть и геев как два схожих меньшинства, у которых много общего. Однако использование стереотипов об ЛГБТ для издевки над властью показывает, насколько сами художники подвержены тем порокам, которые они высмеивают во власти - отсутствие эмпатии, нетерпимость к другому мнению и, в принципе - к инаковости.

Автор: Юлия Тен
Получайте обновления там, где удобно:
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.