Закрыть

Вы здесь

13 мая 20202985

Страшный брат

От редакции: Алексей обратился к нам в рамках проекта "Расскажи о беде". Мы связались с ним и записали его историю.

Предупреждение: История содержит описание жестокого насилия.

До того происшествия, о котором я хочу рассказать, я жил с родителями и старшим братом. Я уже давно начал работать в торговле и мог себе позволить съехать, но брат меня не отпускал. Он требовал, чтобы я жил дома. Так ему было легче меня контролировать. Периодически он отнимал у меня деньги и новые гаджеты. А еще бил. Бил он меня с юности. Когда мне было 12 лет, он стрелял в меня из травмата. В 18  - разрезал мне паховую артерию. От того, что он много раз прыгал у меня, лежащего на полу, на голове, у меня несколько диагнозов и я каждый день вынужден пить таблетки.  В мои тридцать лет у меня по утрам стабильно 180/90. Где-то в 2016 году брат стал практикующим мусульманином, и с тех пор уже несколько раз говорил мне, что только по милости Аллаха не сделал того, что хотел сделать: убить меня, расчленить, голову выкинуть в горах, а тело утопить в Капчагае.

Лето 2017 года выдалось очень хорошим в плане продаж. Я мог за несколько часов сделать дневную выручку и позволить себе гулять с друзьями. Брат пристально следил за моими социальными сетями. Любая новая фотография с моих встреч и посиделок порождала скандалы. Он угрожал: “Еще одна фотка с твоей счастливой рожей и я тебе эту рожу разобью!”. Я старался прятать свою жизнь, но это мало помогало, потому что брат видел, что я хорошо одеваюсь, поздно возвращаюсь домой после встреч с друзьями.

20 августа 2017 года у брата окончательно сорвало крышу. Вся семья была дома. Я вышел из бани и вдруг он накинулся на меня, обвиняя меня в том, что я хожу по клубам и веду неправедный образ жизни. Он сильно избил меня. Угрожал мне ножом. Кричал, что я хуже собаки. Потом он отрезал шнур от удлинителя и привязал меня, как пса, за шею к батарее. Он принес из собачьей будки тряпку, бросил ею в меня и сказал, что теперь я буду жить, как собака, и спать на этой подстилке. Брат утверждал, что я наркоман (он сам в прошлом потребитель наркотиков) и это его способ меня вылечить. 

(Он не в первый раз обвинял меня в этом, но когда я предлагал сдать тест, чтобы проверить его обвинения, он запрещал. В доме вообще все всегда делается так, как хочет брат.)

Все это происходило в моей комнате. Она проходная. В нее открываются двери родительской спальни и комнаты брата. Я шепотом просил родителей помочь мне, но они сказали, что мне нужно подумать над своим поведением.

В тот вечер мне удалось включить запись на планшете, так что у меня были доказательства скандала и избиения. Ночью, когда брат уснул, я снял провод с шеи и спрятал планшет. Потом из страха быть избитым я вернулся к батарее на подстилку, где и уснул. Страхи мои подтвердились. Утром брат разбудил меня пинками. Он догадался, что раз планшета нет, то на нем есть какая-то запись. Он нашел гаджет и разбил его.

Потом он забрал у меня крупную сумму денег. Я умолял его оставить мне деньги, потому что в тот день мне нужно было сдавать выручку с торговли. Он приказал мне оставаться на подстилке и уехал. Пока его не было, я написал подруге, чтобы она вызвала полицию. Пришел участковый. Его встретила мама. Она сказала, что все в порядке и вызов ложный. Участковый потребовал, чтобы я сам вышел к нему и подтвердил, что вызов ложный. Мать вернулась в дом и сказала: “Если ты не скажешь полицейскому, что все в порядке, мы позвоним твоему брату. Его мы все равно не сдадим, а тебе будет пиздец”. Я вышел к полицейскому. Он видел, что я избит. Стал спрашивать, не нужна ли мне помощь, но я настаивал, что ничего не произошло, и полицейский ушел.

Когда я вернулся в дом, мать устроила скандал, что я хотел опозорить семью. В это время брат вернулся с какими-то веществами. Я думаю, это были какие-то наркотики. Он стал меня ими пичкать. Заставил все съесть. Мне стало плохо. Все тело выкручивало. Около суток до следующего утра я провел в какой-то агонии.

Утром брат сказал: “Почему ты, сука, не сдохнешь!”

Родители с ним о чем-то разговаривали, но я не могу вспомнить ни слова. Брата бесило, что я выжил.

Я уже говорил, что у меня гипертония. Я пью капотен. Это очень сильное лекарство. Стоит немного передозировать и давление падает катастрофически. Так вот, когда я стал приходить в себя после наркотиков, брат спросил, где мой капотен. Я понял, что он хочет меня отравить. Я попытался сорваться с подстилки, но в моем состоянии убежать было невозможно. Брат запихнул в меня 5 таблеток капотена. Затем, когда я стал отключаться, он переложил меня на мою кровать и накрыл покрывалом. Следующие 3-4 дня я почти не помню. Я лежал как овощ. Свет сменялся темнотой и наоборот. Я ходил под себя. Когда я стал приходить в себя, первое, что я почувствовал - запах рвоты. Она была повсюду - на лице, подушке и покрывале.

Когда я смог говорить, я попросил маму мне помочь, но в этот момент в комнату зашел брат. Он был разочарован, что я выжил. Он стал кормить меня всем, что нашел в аптечке, но желаемого эффекта добиться не смог. Когда он понял, что его попытки тщетны, он оставил меня в покое, сказав: “Надеюсь, теперь ты понял, что мне не нравится твой образ жизни”. Когда я начал вставать, он сначала запретил мне даже выходить на улицу, потом после долгих уговоров разрешил ездить по работе, но чтобы недолго и не поздно.

29 августа я задержался по рабочим делам, потом зашел к подруге, потому что домой совсем не хотелось. В итоге я приехал домой к 10 вечера. Брат встретил меня ударом ноги в лицо с вертушки. Я ударился об окно, полетели осколки, хлынула кровь. Брат стал избивать меня. Я чувствовал только первые несколько ударов, потом только глухие звуки - как в мясо. На улицу выскочил отец, стал оттаскивать брата. Брат заорал, чтобы я убирался из дома и что на сборы у меня 15 минут, а потом он за себя не ручается. Я собрался и уехал.

Вот уже три года я живу отдельно от брата. Правда, он не оставляет меня в покое. Стабильно раз в неделю я получаю от него угрозы. А кроме угроз и поздравления с праздниками. В этом году в ответ на его сообщение в день моего рождения я написал ему, что никогда не смогу забыть того ужаса, который пережил в те дни три года назад. И добавил: “Да, я гей,” - это первое мое признание брату, до этого я никогда не признавался: “Я гей и это моя жизнь. Я живу и никому не мешаю”. В ответ на признание брат сказал, чтобы я больше не писал и не попадался ему на глаза.

После этого я сделал каминг-аут и перед родителями. Стало как-то легче дышать. В этом году я даже собрался и поехал к родителям в гости на Пасху. Брат был в доме, я не стал туда заходить. Мы посидели во дворе с родителями. А потом я пошел в туалет. Там брат и напал на меня. Он хотел перерезать мне горло, но я прикрылся рукой и отделался несколькими глубокими порезами кистей рук.

Я снова не пошел в полицию. С одной стороны, мне жалко родителей, ведь я люблю их несмотря ни на что. С другой, я уже сталкивался с нашими “блюстителями порядка”, которые просто заперли меня в одной комнате с моим насильником и позволили ему меня избивать. Ну и самое главное, я боюсь, что брат, будучи загнан в угол, не побоится ни Аллаха, ни тюрьмы и просто убьет меня.

В общем, ужас продолжается.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.