Закрыть

Вы здесь

24 ноября 2017414

Станет ли Ыбырай Алтынсарин примером для мужчин?

В первую очередь мы знаем Ыбрая Алтынсарина, как учителя – он внес огромный вклад в развитие школьного образования. Причем он был человеком прогрессивных взглядов – он старался, чтобы школьное образование было доступным не только для мальчиков, но и для девочек. Многим современным казахстанским мужчинам следовало бы брать пример с великого казаха XIX века. И не только в том, чтобы неустанно заниматься самообразованием, служить своему народу и с уважением относиться к женщинам.

Алтынсарин мог бы быть прекрасным примером того, что быть чувственным, откровенным и благодарным – не страшно и не больно.

А ведь наша культура так называемой мужественности калечит мальчиков с самого детства. Об это очень хорошо написал педагог Дима Зицер. Он, правда, не написал, как так вышло, что мужчина должен быть вот таким – грубым, властным, скрывающим свои чувства. Нам кажется, что все это – наследие тюрем ГУЛАГ-а, из которых к нам пришли воровские понятия, заменившие представления о праве и нравственном законе, из казарм советской армии, в которых в солдатах убивали свободную личность, заставляли жить в условиях иерархии, в которой нужно занять как можно более высокую позицию, просто, чтобы выжить.

Ничего этого могло не быть. Посмотрите, как писал Ыбырай Алтынсарин своему другу и учителю Ильминскому! Сколько здесь нежности, сколько уважения и чувства.

Из письма Н. И. Ильминскому от 19 января 1861: «Что Вы. Николай Иванович, никогда не пишете? Хоть бы для развлечения что-нибудь написали. Вам ведь, Николай Иванович, известно, что скучака Ваш вместо предполагаемых удовольствий в здешней стране попался в берлогу медвежью, откуда нельзя, бывало, доже показать носу к свету божьему».

Из письма Н. И. Ильминскому от 18 ноября I860 г.: «Доброжелательнейший Николай Иванович! Когда к вечеру 15-го числа, полна [комната] киргизов-гостей у себя, я с султаном Сейдалиным 2-м беседовал и слушал пение одного киргизского молодца, казак входит с разносной книгой в руках. Я же с мыслью, нет ли каких-либо писем из Оренбурга от моих товарищей и от вас, поспешно протянул руки казаку, который тотчас вручил мне книгу, в которой вижу, к негодованию моему, конверт казенный. С каким-то стесненным и отвлеченным сердцем бросил пакет на стол и, подписавшись в книгу о получении, преравнодушно принялся опять слушать пение. На другой уже день распечатал конверт — и боже, какое диво! — вижу Ваш почерк, и первое бросились в глаза начальные слова: «Душа моя Ибраш». Я был тут, поверьте, вне [себя от] радости и с такою жадностью начал читать... Право, я, проводивший несколько почтоприходящих дней без всякого известия, совершенно было перестал ожидать письмо от кого-либо из Оренбурга, и Ваше письмо было для меня большим сюрпризом».

Разве не были бы счастливее сами же мужчины, если бы не стеснялись быть обычными людьми – с печалями и радостями? Разве не стало бы в их жизни меньше неврозов, тревог и страхов, что они не на той ступени иерархий, которую сами же выдумали? Конечно, все стало бы проще. И нет сомнения, что великий казах Ыбырай Алтынсарин был бы горд своими соотечественниками, которые обратились к свету образования, свободы и человеколюбия.


Слова любви от мужчины к мужчине были нормой прошлого. Элита, в том числе и интеллектуальная, так писала. Как еще одно подтверждение – переписка Шокана Валиханова и Федора Достоевского. Всего два примера покажут, какими могут быть прекрасными отношения между мужчинами!

Ш. Валиханов и Ф. Достоевский
Ш. Валиханов и Ф. Достоевский

1.

Ш. Валиханов - Достоевскому: «Мне так приятны эти немногие дни, проведенные с Вами в Семипалатинске, что теперь только о том и думаю, как еще побывать у Вас. Я не мастер писать о чувствах и расположении, но думаю, что это ни к чему. Вы, конечно, знаете, как я к Вам привязан и как я Вас люблю».

Ответ Ф. Достоевского: «Вы пишете так приветливо и ласково, что я как будто увидел Вас снова перед собою. Вы пишете мне, что меня любите. А я Вам объявляю без церемоний, что я в Вас влюбился. Я никогда и ни к кому, даже не исключая родного брата, не чувствовал такого влечения как к Вам, и бог знает, как это сделалось. Тут бы можно многое сказать в объяснение, но чего Вас хвалить! А Вы верно и без доказательства верите моей искренности, дорогой мой Валихан, да если бы на эту тему написать 10 книг, — ничего не напишешь, чувство и влечение — дело необъяснимое».

Источники: Валиханов Ч.Ч. Письма. – Алматы, 1985. Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. Т.1. – М. – Л.,1928.».

2.

Ф. Достоевский - Ш. Валиханову: «Письмо Ваше, добрейший друг мой, передал мне Александр Николаевич. Вы пишете так приветливо и ласково, что я как будто увидел Вас снова перед собою. Вы пишете мне, что меня любите. А я Вам объявляю без церемонии, что я в Вас влюбился. Я никогда и ни к кому, даже не исключая родного брата, не чувствовал такого влечения как к Вам, и Бог знает, как это сделалось. Тут бы можно много сказать в объяснение, но чего Вас хвалить! Вы, верно, и без доказательств верите моей искренности, дорогой мой Вали-хан, да если б на эту тему написать 10 книг, то ничего не напишешь: чувство и влечение дело необъяснимое» (письмо целиком)

14 декабря 1856. Семипалатинск.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Или войти через:

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.