Закрыть

Вы здесь

02 сентября 2019783

ЛГБТ в мире Ертысбаева

Если рассказывать о Ермухамете Ертысбаеве сегодня, то самым частым словом в этом рассказе будет слово “бывший”. Бывший комсомолец, бывший член КПСС, бывший преподаватель, бывший советник президента, бывший министр культуры, бывший посол Казахстана в Грузии и Беларуси. То, что осталось с господином Ертысбаевым до сих пор, так это блестящий ум и умение говорить, а также верность Нурсултану Назарбаеву и партии “Нур Отан”.

Уже почти пенсионер, “демобилизованный” с государственной службы Ермухамет Ертысбаев вернулся в Казахстан из дипломатической миссии и тут же поспешил в такую привычную для него атмосферу - в публичное поле. За короткий срок он уже дал два интервью, и на втором я бы хотел остановиться подробнее.

В нем журналист газеты “Время” Петр Караваев среди прочего просит собеседника прокомментировать отказ  акиматов Алматы и Астаны (Нур-Султан) разрешить проведение первого казахстанского митинга ЛГБТ-людей. Ертысбаев ответил, что поскольку нет никаких нормативно-правовых оснований, запрещающих деятельность ЛГБТ, то нет оснований и для отказа в проведении митинга. Однако, продолжает Ермухамет Кабидинович, если бы решение принимал он, то он прежде всего встретился бы с организаторами, чтобы уточнить тему митинга. “В нашем обществе уже давно не ущемляются права этого сообщества, из законодательства изъяты все нормы, ущемляющие их. А если на бытовом уровне существуют неприятие их позиции и массовые гомофобные предрассудки, то проведением митинга можно добиться только обратного эффекта”, - говорит бывший посол.

Ермухамет Ертысбаев здесь помещает наши жизни в две плоскости, причем в обеих мы являемся объектами. С одной стороны, это власть государственных институтов над ЛГБТ. Тут по мнению бывшего министра все в порядке, а потому митинг бессмысленен. С другой стороны, если разозлить гомофобов, то будет только хуже - а потому митинг опасен. Однако это ложное утверждение - нет никаких параллельных вселенных “государственного” и “бытового” - обе они теснейшим образом переплетены. Митинг ЛГБТ - это конечно же не обращение к гомофобам, чтобы они оставили нас в покое. Это обращение к государственным органам с требованием обеспечить защиту ЛГБТ от этих самых гомофобов. Это требование, чтобы “государственное” защитило нас от “бытового”. В противном случае, по логике Ертысбаева получается, что если граждане постоянно (на системной основе) испытывают угрозу от других граждан, они должны выяснять отношения лично, напрямую. Но тогда зачем же нам государство? Зачем нам правоохранительные органы, суды, прокуратура? Мне кажется, что ответ Ермухамета Ертысбаева является индикатором большого системного политического сбоя в Казахстане - чиновники уверены, что они существуют с “бытовым” в неких непересекающихся плоскостях.

Впрочем, Ермухамет Ертысбаев ошибается и на счет того, что из законодательства изъяты все ущемляющие наши права нормы. В нашем письме в Генеральную прокуратуру мы перечислили и описали четыре случая прямой дискриминации ЛГБТ и один - косвенной.

Возможно, пока господин Ертысбаев был за пределами республики, мимо него прошла попытка его соратников и соратниц по партии “Нур Отан” принять вслед за Россией гомофобный закон, запрещающий так называемую “гей-пропаганду”. Эти события разворачивались в течение нескольких лет, законопроект был признан неконституционным, был возвращен на доработку и после нее был подписан президентом Назарбаевым - и после подписания министерские работники попытались протолкнуть гомофобные положения в форме подзаконных актов (см. статью “Детям Казахстана можно рассказывать об ЛГБТ”. Кроме того, мы бы хотели напомнить о совершенно недопустимых высказываниях высокопоставленных чиновников-коллег Ертысбаева. Судья специализированного экономического суда Карагандинской области Бибигуль Тулегенова называет представителей ЛГБТ-сообщества половыми извращенцами. Член Высшего судебного совета Николай Мамонтов предлагает договориться с Рамзаном Кадыровым, чтобы тот разобрался с казахстанскими геями, то есть Мамонтов по сути поддерживает убийства и пытки, происходящие в Чечне. Не отстает от него и член партии “Нур Отан”, псевдо-политолог Ербол Едилов, предлагая “такие инициативы пресекать в жесткой форме. К примеру, как в Чечне”. Депутат Парламента от коммунистов Магеррам Магеррамов требует вернуть уголовное преследование за “мужеложство” (см. статью “Победить фашизм в своей голове”), бывший член политсовета партии “Нур Отан”, а ныне член Национального совета общественного доверия Арман Шураев считает, что “сборище педерастии на улицах моей страны - недопустимая вещь”. Президентка Ассоциации деловых женщин Казахстана Сарсембаева Раушан (партия “Нур Отан”) тоже уверена, что “партнерские” отношения должны быть личными. Здесь не стоит оперировать такими понятиями, как права человека”.

Итак, ЛГБТ не только прямо сейчас дискриминируется казахстанским законодателством, более того - чиновники-гомофобы на самых разных должностях стараются уничтожить наши жизни.

Если же говорить о “бытовой” плоскости, то и здесь риторика Ермухамета Ертысбаева очень слаба. Так, он говорит о “неприятии нашей позиции”. Гомосексуальность, бисексуальность и трансгендерность - это не позиция, которую можно принимать или нет. Это то, с чем мы родились - нас никто не спрашивал. Это даже не “предпочтения”, как пишут некоторые журналисты. Что же до “массовых гомофобных предрассудков”, то не кажется ли господину Ертысбаеву это слишком мягкой формулировкой в отношении преступников, совершающих преступления ненависти? Наша редакция с прошлого года ведет мониторинг случаев дискриминации и преступлений - за это время нами собрано около 70 историй жертв вымогательства, изнасилований, шантажа со стороны полиции, суицида, избиений, оскорблений. 70 историй, которые никогда не будут рассказаны в полиции, так как никто не доверяет ни полиции, ни суду. И это только те, кто осмелился рассказать о своей жизни. Можно ли эти преступления назвать “предрассудками”? Мне кажется, что нет.

Конечно, чьих-то конкретных детей никто не ущемляет - ввиду богатства, власти или должности их родителей. Но можно ли это сказать обо всех казахстанцах и казахстанках? Конечно же нет. Именно поэтому они требуют реализовать их право на митинг.

Ермухамет Кабидинович, вы сказали, что если бы вы принимали решение о проведении митинга, вы бы прежде вызвали активистов, чтобы они рассказали о теме митинга. Сейчас вы знаете нашу позицию. Так что бы вы нам ответили?

Получайте обновления там, где удобно:
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.